Рекомендуем

Перевод медицинских текстов и документов webspital.ru.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

§2. Опечатка, или ключ к имени автора

(Рец. на: Mr. William Shakespeares Comedies, Histories & Tragedies. Published according to the true originall copies. London, printed by Isaac Jaggard and Edward Blount, 1623.)

1. Подпись первая

В последние десятилетия интерес к проблеме авторства шекспировских произведений растет и в Российской Федерации, и во всем остальном мире. В России этот рост объясняется просто: проблема авторства творений Шекспира — одна из тем, которая если и не подвергалась при советской власти прямому табуированию, то вектор решения этой проблемы все-таки был задан достаточно однозначно. Сын мелкого буржуа из Стратфорда считался фигурой классово менее чуждой, чем претендующие на роль Великого барда представители высшей Елизаветинской аристократии. Поэтому, как только появилась реальная возможность альтернативного решения шекспировского вопроса, первая же большая работа на эту тему захватила интеллектуальный рынок РФ. Мы имеем в виду книгу И.М. Гилилова (1997) и ее последующие переработки и переиздания1. Версия Гилилова, неожиданно вспомнившего всеми почти забытого Пятого графа Ратленда, имеет в России значительное число сторонников, однако все аргументы в поддержку этой теории, включая главный — датировка Честеровского сборника — либо неубедительны, либо просто ошибочны, как показал в серии своих работ Б.Л. Борухов2.

В западном шекспироведении в качестве серьезного претендента кандидатуру Ратленда практически никогда и не рассматривали, место главного кандидата в Шекспиры примерно с конца двадцатых годов прочно занял 17-й граф Оксфорд — Эдуард Де Вер (1550—1604). Это произошло под влиянием книги преподавателя английской литературы Томаса Лоуни («"Шекспир", отождествленный с Эдуардом Де Вером...»)3. Тот интерес, который в России вызван новизной темы, во всем остальном интересующемся Шекспиром мире вызван, вероятно, накопившимся объемом информации и ее быстрым распространением на книжном рынке и в Интернете4. В частности, по тому же Де Веру набежало такое количество аналогий, сопоставлений моментов его биографии и элементов творчества Шекспира и других мелких, в отдельности вообще почти ничего не значащих фактов, что многие с нетерпением ждут, когда же наконец эта паутина накопленного материала перерастет в решающее и бесповоротное доказательство принадлежности шекспировского канона перу 17-го графа Оксфорда.

М.М. Бахтин в молодые годы, примерно тогда же, когда кандидатом в Шекспиры стал Эдуард Де Вер, писал о гуманитарном и общефилософском, в особенности этическом значении подписи как серьезнейшего действия, акта авторской ответственности5. У Уильяма Шакспера, как известно, с подписью дело обстояло неважно: в лучшем случае все варианты автографов выходца из Стратфорда написаны больным или человеком после инсульта6. У Де Вера положение с автографами гораздо более выигрышное — многие его стихи и письма сохранились7, правда, сам Шекспировский канон он вроде бы формально не подписал, во всяком случае, его подпись до сих пор не была обнаружена. Каноном, конечно, в данном случае нужно считать не некий абстрактный, за несколько столетий составленный шекспироведами корпус всех произведений Великого Барда — под ним вы точно подписи не найдете, — а вполне конкретную книгу, полное собрание драматических произведений Уильяма Шекспира, знаменитое Первое Фолио, 1623 года издания. На наш взгляд, настало время сделать на нее серьезную рецензию, которой она, насколько нам известно, никогда не удостаивалась. И начать эту рецензию стоит с имени автора, подпись которого и логично поискать именно в рецензируемой книге. Итак, все по порядку. Сначала откроем книгу, разумеется, в переносном смысле слова «откроем»: в руки ее взять не так просто, но она, слава Богу, доступна в Интернете8.

Начинается все с десятистрочного обращения к читателю Бена Джонсона, советующего смотреть не на портрет, а в книгу, потом следует титульный лист с тем самым портретом, на который Джонсон советует нам не смотреть. То есть посмотреть-то можно, но увидим мы при внимательном рассмотрении, скорее всего, не лицо жившего когда-то автора, а маску, правда удивительно живую маску. Впрочем, не будем настаивать на этом: все зависит от угла зрения. Однако на то, что над этой портретной маской написано, посмотреть стоит.

А написано вот что: «Опубликованы в соответствии с верными подлинными рукописями». Ну разве не масло масляное: верные подлинные? Что могут быть существовать рукописи неверные, но подлинные или верные, но неподлинные? Заметим, что такой русский перевод слова «true» (верный) имеет тот же корень, что и фамилия графа Оксфорда, или восходит к тому же латинскому корню ver-. Так что, если это действительно Де Вер, то, получается, уже на титуле можно прочитать его подпись. Кстати, мы еще не начали излагать даже первых аргументов решающего доказательства, это просто попутные замечания. К этим же попутным замечаниям: на данном экземпляре Фолио титульная маска-портрет на другой странице (то есть с изнанки) просвечивает вполне живым лицом. И не одним. Кроме того, видно руку, которая сжимает что-то типа свитка или указательного жезла, направленного на какую-то бляху, в центре которой один-единственный глаз (глаз души?) на груди то ли сидящего, то ли полулежащего человека.

Можно увидеть и целые сценки с участием каких-то мелких фигурок, лиц... Все это похоже на водяные знаки, и, чтобы разобраться до конца, нужно уже работать с «живой» книгой. Можно увидеть и целые сценки с участием каких-то мелких фигурок, лиц... Все это похоже на водяные знаки, и, чтобы разобраться до конца, нужно уже работать с «живой» книгой. Пропускаем всю серию посвящений, полных всяческих намеков (намек не подпись!) и переходим к действительно подписанным страницам или страницам в совокупности их рассмотрения дающим первую внятную подпись автора. Это страница со списком актеров, возглавляемым Шекспиром, предваряемая как бы еще одним титульным листом, который отделен от списка чертой.

Наличествует некоторая странность: первым актером, опережающим даже Бербеджа, оказывается сам Шекспир. Тут есть о чем порассуждать, но это, в принципе, не новость, нам сейчас важно не самостоятельное значение данной страницы, а вспомогательное: она дает необходимый фон для следующей страницы, содержащей оглавление и, как нам представляется, подпись автора.

Итак, «Список (перечень) некоторых комедий, историй и трагедий...». А на предыдущей странице были «Труды Уильяма Шекспира, включающие все его комедии, истории и трагедии...» (курсив мой — И.П.). Так все или некоторые? Судя по самому перечню, скорее — все. Если чего-то и не хватает, то совсем немногого. Конечно, полные собрания сочинений всегда лишь условно полные: личность человека, а тем более такого большого человека — принципиально незавершима, это ясно. Незавершимы (даже списочно) и его творения, и это несомненно. Но интенция издателей тоже ясна и несомненна, они хотели издать и отпечатали полное собрание сочинений. огромный том: под тысячу страниц большого формата, в нашем понимании — альбом. Не книга — фолиант. Первое Фолио, знаменитое Первое Фолио. А раз так, то как же на основной рекламной странице, странице оглавления, вводящей в содержание книги, столь опытные издатели написали «некоторые»? То есть заведомо не все. Издатели, конечно, видели эту антирекламу и, между прочим, постарались заранее сгладить впечатление предыдущей страницей, уверить потенциального покупателя, что он получит все труды Шекспира. Однако на странице с содержанием все-таки стоит «некоторые». Может быть, у издателей была какая-то особая причина так держаться за это не подходящее по смыслу ко всем очевидным контекстам слово? Наверное, была. Вероятно, это слово несло какую-то важную информацию. Так какая же важная информация могла содержаться в этом простом слове и каким образом она могла содержаться? На наш взгляд, в этом слове содержится информация о фамилии автора, скрытого под псевдонимом Шекспир, и упакована эта информация в достаточно простую анаграмму. Чтобы извлечь скрытый смысл достаточно в слове seuerall передвинуть первую букву «s» на четыре знака вперед: euersall9. Добавив точку, апостроф, пробел и сделав две первые буквы заглавными, получим: E. Uer's all. На предыдущей нечетной странице поставлено «Уильяма Шекспира все», а здесь после пустой четной снова на нечетной — «Э. Вера все»: все Эдуарда Де Вера комедии, истории и трагедии. Подпись? Пожалуй, даже слишком наглядная. И это-то как раз и вызывает сомнения. Такая чрезмерная, вопиющая, можно сказать, наглядность и отталкивала, по нашему мнению, от этой трактовки предыдущие поколения исследователей.

2. Последняя, решающая подпись

Сомнения ученых вполне понятны: анаграмма — вещь не очень надежная. Например, можно и на контртитуле прочесть имя Э. Вер и в третьей строке снизу посвящения Бена Джонсона «К читателю» перед портретом на титульном листе: All, that was ever writ in brass. Буквально: «Все, что когда-либо было написано в бронзе». Интересно даже не то, что из слова ever можно получить Э. Вер (оксфордианцы регулярно проделывают такую операцию10), интересно, что фигурируют те же составляющие, что у подписи на странице оглавления: All, ever... Как бы то ни было, не это наше главное доказательство, и не эти анаграммы — главный знак автора, которому пришлось дожидаться эпохи равноправия цифровых подписей и обычных, чтобы основная подпись (в конце всех произведений автора) была прочитана. Все дело в том, что эта подпись — цифровая. И всякий, кто брал на себя труд пролистать «Первое Фолио» до конца или хотя бы из любопытства заглядывал на последнюю страницу, видел эту подпись — 993.

Нет ни малейшего сомнения, что эту цифровую подпись видели многие. Но также нет никакого сомнения, что очень немногие принимали этот набор цифр за подпись. Мне такие вообще не известны, а если они все же существовали (что весьма вероятно), то, видимо, они не поверили собственным глазам. Те, кто из любопытства просто заглядывал (а чем там все кончается?), вероятно, думали, что в этом Фолио именно столько страниц, не беря в расчет, что идет третья пагинация. Те же читатели, которые листали или читали подряд, вероятно, могли заметить, что за 398-й страницей следует, как показывает колонцифра, 993-я, последняя. Догадливые читатели и серьезные исследователи моментально решали, что на самом деле здесь должна быть 399-я страница, а число 993 — обыкновенная опечатка11.

Если хочешь спрятать вещь, положи ее на самое видное место и немного завуалируй! Найдут не скоро. Впрочем, не уверен, что автор предполагал, что найдут столь не скоро! Эдуард Де Вер оставил много своих следов, но лишь эта подпись почти с математической точностью подтверждает его авторство. Нужен совсем несложный код, чтобы с помощью латинского алфавита, который был в ходу в то время, и нескольких простых принципов гематрии, которая тоже в высших кругах европейского общества была в ходу, получить это число из имени автора. Сама по себе нумерологическая система идет еще от Пифагора с его геометрической нумерологией и древних евреев с их каббалой, а в Средние века и в Возрождении этот способ осмысления слов через числовую общность (слова разные, а числа этих слов или сумма цифр чисел — одинаковы) были очень распространены12.

Итак, алфавиту по порядку присваиваются числовые значения, сначала единицы, потом десятки, потом сотни. Для наглядности прилагаю таблицу, где в первой строке буквы латинского алфавита, а во второй — числовое значение:

a b c d e f g h i k I m
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 20 30
n o p q r s t v X y(u) z
40 50 60 70 80 90 100 200 300 400 500

В этой таблице только одна тонкость, одно отклонение от школьного алфавита: буква "и" в числовом значении приравнивается не к "v", как это было и в письменном английском языке времен Шекспира, и в классической латыни, а к «у», специально введенному в латыни, чтобы передавать греческие звуки, аналогичные греческой букве ипсилон (Y, и — отсюда и русское «у».) Мотивировки, особенно лингвистические, для такого решения могут быть разные, но для введения кода они особого значения не имеют. Важно, что именно такой, вполне естественный способ перевода букв в цифры подходит и делает число 993 числом Де Вера! Чтобы не ошибиться в сложении, составим таблицу, которая даст нам возможность произвести автосуммирование:

e d w(v+v) a r d d e v(u) e r e
5 4 400 1 80 4 4 5 200 (400) 5 80 5 793 (993)

Итак, 993 в скобках. Чтобы извлечь это число из скобок, надо вспомнить о нашей стартовой анаграмме: euer — так написано там имя автора, хотя заглавные взаимозаменяемые буквы v-u обычно писались как V. Как же правильно? По нашему мнению, в данном случае перед нами пример любимой шекспировской двусмысленности, когда знак имеет, как минимум, два значения. Автор и собственное имя ухитрился зашифровать двумя различными числами, играя вариантами написания вроде бы одной и той же буквы v(u). Возводя один из этих вариантов (и) к греческому ипсилон (к), Де Вер в алфавитном шифре приравнивает его к «у», «и-греку» («и» греческому, само название свидетельствует о происхождении из греческой буквы и).

Вероятно, так рассуждал человек, писавший под псевдонимом Шекспир, или его душеприказчик, потому что именно этот код дает максимальное количество числовых совпадений в значимых именах. Но мы забегаем вперед. Сначала попробуем применить этот шифр и посмотрим, заслуживает ли он доверия. Начнем с самого Эдуарда Де Вера.

Edward De Uere = 993; 9+9+3=21; 2+1=3

Edward De Vere = 793; 7+9+3=19; 1+9=10

Мы наглядно увидели, как работает механизм гематрии. Полученное число определяемого слова путем сложения составляющих его цифр постепенно становится все короче, пока не превращается в двузначное или вообще однозначное. Получаем два варианта имени и фамилии графа Оксфорда: в каноническом общепринятом варианте написания (Vere) и искаженном анаграммой (Uere13). «Правильный» Де Вер соответствует числу 19 (10), «искаженный» — 21 (3).

Теперь посмотрим, что за цифры даст нам псевдоним. Сначала первичная сумма.

William 400+9+20+20+9+1 +30=489

Shakespeare 90+8+1+10+5+90+60+5+1+80+5=355

Потом ее преобразование.

William 489; 4+8+9=21; 2+1=3

Shakespeare 355; 3+5+5=13; 1+3=4

Сравним с цифрами Де Вера.

10+3=13, то есть Edward De Vere (10) + Edward De Uere (3) = Shakespeare (13). Или:

Edward De Vere (1+0) + Edward De Uere (2+1) = Shakespeare (1+3).

Получается, что имя Уильям14 прямо соответствует неправильному Де Веру (21), а Шекспир — сумме правильного (10) и неправильного (3). В конечном счете фамилия-псевдоним Шекспир — это сумма двух ипостасей Де Вера. Вероятность случайного совпадения двузначных чисел от 10 до 30 примерно 5%. А если совпадения продолжают наслаиваться? Возьмем имя 17 графа Оксфорда в том виде, как оно тогда писалось:

Oxenford = 50+300+5+40+6+50+80+4 = 535; 5+3+5=13

Тут совпадают с шекспировскими не только суммы цифр числа, но и сами цифры: две пятерки и тройка: 5+3+5=13 (Oxenford); 3+5+5=13 (Shakespeare). Это может дать гипотезу о происхождении псевдонима в его окончательном виде. У первоначального (Shake-spere) сумма выходила 354, а соответственно сумма цифр = 12, то есть до имени Oxenford не хватало единицы, ее и добавили вместе с буквой «а» — ShakespeAre! Со смазанной, неоднозначной (то есть гораздо более богатой, в частности имеющей значение «Потрясающий копьем») внутренней формой15.

Интересно, что и числу 399 (якобы правильному по пагинации числу последней страницы) есть оправдание в именах автора:

De Uere = 499; 4+9+9=22; 2+2=4 (тоже в конечном счете число Шекспира)

De Vere = 299; 2+9+9=20; 2+0=2

В последнем случае гематрические операции вроде бы ни к чему осмысленному не приводят, но среднее между четверкой и двойкой число (3) оказывается первой цифрой в числе 399, или посередине между 299 и 499.

И еще. Вспомним о предполагаемой живой маске. William Shaksper, искомая сумма — 833; 8+3+3=14. По числам получается, что этот человек действительно был живой маской Шекспира (355; 13). Тринадцать находится в тени четырнадцати, если предположить, что солнце светит в сторону единицы. В тени живого псевдонима легко было скрыться натуральному автору. Кроме того, соотношение цифр (355 и 833) намекает на некую изнаночность их связи. Не имеет ли это отношения к портрету на титульном листе Первого Фолио и его изнанке, гораздо более содержательной и разнообразной?

Почему же все-таки продуманной опечаткой (793) не вывести было сразу на «правильного» Де Вера?

Если бы цифра имени была однозначно 793 (что и стояло бы в опечатке), то скорее всего эту загадку разгадали бы давным-давно, еще в те времена, когда живы были люди, Эдуарда Де Вера помнившие. Код же был практически общедоступным (об этом ниже). И такое ранее разгадывание могло бы негативно сказаться на судьбе наследия Шекспира. Де Вер был человеком сложным, его имя далеко не всегда и не для всех звучало гордо. К тому же многие его произведения (особенно хроники) имели политическое значение, и допускать на обложку сомнительное имя автора власть имущие не позволили бы. Нет, 993 ведет к нестандартному прочтению имени, но как раз на него намекает на титульном листе анаграмма seuerall (Uere's all). Таким образом, возникает два варианта написания имени автора, и сумма цифр обоих чисел (793 и 993) при сложении дают аналогичную сумму цифр числа псевдонима — Шекспира!

Вся цепочка издательско-гематрических-арифметических приемов достаточно сложна, чтобы послание об авторстве было раскрыто при жизни поколения автора и следующего поколения, и достаточно проста, чтобы быть обнаруженной когда-нибудь. Для этого потребовалось: 1) увидеть анаграмму на листе оглавления; 2) усомниться, что 993 вместо 399 — простая опечатка; 3) найти алфавитный код перевода слов в числа, приводящий к обозначенному в оглавлении автору при сумме 993; 4) применить этот код к псевдониму и признать, что Edward De Vere = Shakespeare.

3. Неслучайное число

Но что же получается? Чтобы замаскировать 993 под опечатку, нужно было сверстать раздел трагедий точно в 399 полос. Это тоже интересная задача для исследования: посмотреть, какие приемы для этого применяли. Сначала обратим внимание на один, достаточно изощренный прием. В конце пьес дается список действующих лиц, но не во всех пьесах. Таким путем можно было тонко регулировать количество страниц. Однако до таких тонкостей еще нужно дойти. Стоит внимательно посмотреть на весь корпус произведений, то есть на его оглавление. Четырнадцать комедий, судя по нему, занимают 304 страницы (напротив «Зимней сказки» ошибочно указана страница не начала пьесы, а конца всего раздела). Десять хроник потребовали всего 232 страниц. А одиннадцать (но оглавлению) трагедий расположились аж на 399 страницах! Это при том, что хроники у Шекспира в среднем едва ли радикально короче трагедий. Лишние 176 страниц (и каких: это же почти наш формат A3, то есть в два раза больше классического машинописного листка) на одну трагедию... В чем здесь дело, выясняется сразу же, как только мы доходим до «Трагедии Гамлета». Она по оглавлению начинается на 152-й странице, а следующая за ней трагедия («Король Лир») своим титулом расположилась на 283-й странице! «Гамлет» — большая пьеса, но не на 131 страницу листа in folio. Оказывается, пятая страница «Гамлета» имеет колонцифру 156, а шестая — уже 257... Тоже вроде бы невинная опечатка: вместо 1 поставили 2 и дальше так и пошло. Согласен, случайно поставить можно было в спешке, но потом отразить все это в оглавлении и не заметить при чтении корректуры — в такую небрежность в обращении с этим едва ли не королевским заказом поверить трудно.

Гораздо вероятнее предположить, что перед нами сознательный прием приведения последней страницы к цифре 399, вместо которой напишется 993, чтобы можно было подумать, что это опечатка. Шекспировских трагедий даже близко не хватило на это (399) количество страниц, пришлось по ходу верстки, так сказать, виртуально добавить еще сотню. Причем стоит обратить внимание, какие номера страниц выбраны для перехода через провал в сто единиц: 156 и 257 (см. изображения ниже). Соответственно сумма их цифр 12 и 14. Между ними находится не что-нибудь, а число Шекспира (Де Вера) — 13.

Однако с версткой надо разбираться дальше: что-то не верится что все трагедии сверстались ровно в 299 страниц. Какие могут быть еще более тонкие приемы для подгонки под нужное число? Конечно, можно было некоторые пьесы вносить или не вносить в общее собрание. (Например «Цимбелин» идет как трагедия, хотя его вполне можно было поместить в комедии16.) Или включить в раздел трагедий «Перикла», признанного шекспировским теперь. Но его нет в Первом Фолио...

Зато в Первом Фолио есть кое-что, чего там вроде бы нет. Речь идет о целой трагедии! Всем известно, что в этом томе 36 драм. А посчитайте-ка по названиям в оглавлении. В результате — всего 35. И по нумерации некуда вставить тридцать шестую, а это трагедия «Троил и Крессида» — одна из самых ироничных, самопародийных трагедий Шекспира. Причем оказалось, что эта трагедия не только внутренне самоиронична, она еще и внешне отрицает саму себя. Мало того что ее нет в оглавлении. Она в корпусе книги идет после «Ромео и Джульетты» и перед «Тимоном Афинским», занимая формально всего четыре страницы, даже три. «Ромео и Джульетта» заканчивается на 76-й странице третьей пагинации, а «Тимон Афинский» начинается на 80-й странице. В «Троиле и Крессиде» пронумерованы только третья и четвертая страницы, которые имеют колонцифры 79 и 80 (правда, первая и вторая посчитаны как 77 и 78), остальные 25 страниц трагедии НЕ пронумерованы (в колонтитулах колонцифр нет) и НЕ посчитаны, а 80-я страница посчитана дважды.

Таким образом, из подсчета (из общей нумерации третьей пагинации, то есть раздела трагедий) выведено 26 страниц. Видимо, именно такой перебор возник после того, как к разделу произвольно (в сцене первого явления Призрака Гамлету) добавили 100 страниц. Теперь 26 лишних страниц изъяли — с помощью такой хитрой пагинации «Троила и Крессиды».

Конечно, этот факт шекспироведам известен, хотя и далеко не всем. Если приходится объяснять, объясняют это просто. Когда книга была сверстана, набрана и, возможно, частично отпечатана, вдруг вспомнили еще об одной трагедии Шекспира. Или не вспомнили, а получили разрешение от владельца прав. И вставили новый блок в уже готовую книгу, которую осталось только переплести. Поэтому этой трагедии в оглавлении и нет17.

Да, простое объяснение, но если бы все было так, откуда бы взялся пробел в третьей пагинации в три (!) страницы (с 77 по 79). Пропустить случайно можно один лист или в крайнем случае два (хотя для таких высокопрофессиональных печатников и это было почти невероятно), а тут пропущено 3 страницы: «Тимон Афинский» начинается на четной полосе — 80-й. Он должен был быть напечатан, если бы все было сверстано без потерянной пьесы, начиная с 77-й страницы, хорошо, красиво — с нечетной полосы. А забытую трагедию можно было вставить хоть сюда, хоть куда угодно (логичнее и технически удобнее было вставить ее в конец сверстанного тома). При всех этих условиях данное простое объяснение могло бы сработать. И все эти условия печатники, без сомнения, выполнили бы, если бы не имели задания спрятать лишнюю пагинацию. Нет, вывод один: странная верстка велась явно сознательно: об этом, в частности, говорит и тот факт, что последняя страница «Троила и Крессиды» напечатана на одном листке с первой страницей «Тимона Афинского». Цель в данном случае явно оправдывала любые средства.

А цель странной верстки, на мой взгляд, очевидна: в третьей пагинации должно было быть 399 страниц, чтобы замаскировать под опечатку число 993. Подогнать весь корпус трагедий под это число без применения какого-то особого приема невероятно сложно: это же не компьютерная верстка, а ручной набор! И такой особый прием нашелся, даже два: просто-напросто добавили сто лишних страниц в «Гамлете» и вывели из подсчета почти целую пьесу. Как верстали и нумеровали, с конца или с начала, сказать трудно, это уже дело техники, но если можно несколько десятков страниц не нумеровать вообще, а сто страниц приписать, то задача по заказу сверстать весь корпус в 399 нумерованных страниц становится достижимой! А, между прочим, добиться таким путем 379 страниц, чтобы упростить жизнь дешифровальщику (выводя его сразу на 793, число условно более правильного написания имени Эдуарда Де Вера), было бы гораздо сложнее: пришлось бы убирать из оглавления и частично лишать нумерации еще одну пьесу, а это было бы уже совсем подозрительно. Да и грубо. В общем, сломало бы всю четырехсотлетнюю игру...

Во Втором Фолио (1632 года, после первого издания прошло 9 лет) провал с сотней страниц Первого Фолио попытались скрыть. Во-первых, в оглавлении страницы проставлять вообще не стали. Во-вторых, так как «Троила и Крессиду» пришлось легализовать, лишние 100 страниц «организовали» на пьесу раньше — в «Макбете». После 168-й страницы идет сразу 269-я (см. изображение ниже).

А кончается 2 Фолио 417 страницей, если учесть что 4 — одно из чисел Де Вера (Оксфорда) (1+3), то и во Втором Фолио в последней колонцифре стоит подпись автора Oxenford 17th (17-й граф Оксфорд)! Кроме того, в целом игра опечатками и нумерацией не прекратилась. Последняя пьеса тома начинается на странице 389 третьей пагинации, но в колонтитуле стоит другое число... 399! Опять можно выдать за опечатку и при этом напомнить о последней странице Первого Фолио (по подогнанной пагинации — 399-й, где вместо нее стоит 993). Еще одно «прощай и помни обо мне»: 993 (Edward De Uere).

и т.д.

4. Откуда такой код

Но есть еще один сомнительный момент, который лучше сразу обсудить. А кто собственно сказал, что именно нижеприведенная вышеиспользованная таблица буквенно-числового соответствия должна применяться? Не подогнан ли этот код под неслучайное (а в этом-то, надеюсь, теперь уже ни у кого нет никаких сомнений) число Де Вера — 993 (793). Действительно, приходится заниматься именно этим: по предполагаемому результату (Edward De Vere = 993) нужно было восстановить код. Так всегда и делается. Если известно число зверя, то подбирают числовой код под возможных кандидатов (Нерон и пр.). Но под 666 — больший спектр возможностей. Серьезных кандидатов в Шекспиры все-таки гораздо меньше, и буквы в нашем случае ограничены английским алфавитом. По этому коду все иные реальные кандидаты не проходят. Мне, вероятно, просто повезло: первая попавшаяся на глаза таблица соответствий дала искомый результат:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 20
а b c d e f g h i k l
1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11.
30 40 50 60 70 80 90 100 200 300 400 500
m n o p q r s t v x y(u) z
12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. 20. 21. 22. 23.

А откуда взялась сама таблица? В принципе с точки зрения чистой логики поиска автора отвечать на этот вопрос необязательно. Главное, код работает, а кто и как его составил, это уже к делу не относится. Но это, конечно, подход шифровальщика, а не гуманитария. В истории редко что возникает из ничего: у всего есть источник. У этой таблицы, конечно, не один источник, этот шифр — возможно, даже общее место в определенных кругах европейского общества того времени, но один источник я все-таки приведу. В Париже в 1586 году (примерно через 11 лет после посещения этого города Эдуардом Де Вером) вышла книга:

«Трактат о шифрах или тайных способах письма». Автор трактата — французский дипломат Блез Де Виженер. На 97-й странице этой книги есть таблица:

Из этой таблицы, если оставить только соответствия латинского алфавита и чисел, легко получить тот код, который использовался при зашифровке имени Эдуарда Де Вера. Де Виженер делал эту таблицу для французского языка, которому (особенно в то время) буква «к» была не нужна. Английский же без нее не мог обойтись, поэтому после девятой по порядку следования алфавита буквы — десятой будет не «1», а «к». Все остальные буквы в матрице сдвигаются на одну позицию вплоть до буквы «z», которая становится 23-й и последней в коде Де Вера18.

В соответствии с вышеизложенным, я предлагаю внести небольшое изменение в библиографическое описание знаменитого Первого Фолио:

William Shakespeare (Edward De Vere). Comedies, histories and tragedies. London, Isaac Jaggard and Edward Blount, 1623.

Примечания

1. И.М. Гилилов. Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна Великого Феникса. М., 1997. См. подробнее §1.

2. См. например, его статьи «The Phoenix and the Turtle» Was Published in 1601 // Notes and Queries, 53(1) (March 2006); Список Драммонда, строка 22-я // Современная драматургия». № 4, 2005; Между филином и пилигримом // Иерусалимский журнал, № 19, 2005; а также веб-сайт «Игра об Илье Гилилове» (gililov.narod.ru).

3. J.T. Looney. "Shakespeare" Identified in Edward de Were the Seventeenth Earl of Oxford, Cecil Palmer, 1920; большое источниковедческое значение имеет книга: В. M Ward. The Seventeenth Earl of Oxford, 1550—1604, from Contemporary Documents, John Murray, 1928.

4. Приведу только некоторые изданные монографии по этому вопросу. Charlton Ogburn, The Mysterious William Shakespeare. Dorothy and Charlton Ogburn. This Star of England, Coward-McCann, 1952; New York, 1985; William Farina. De Vere as Shakespeare, An Oxfordian Reading of the Canon, 2006.

5. Вот одно из его высказываний, дошедшее от того времени: «Не содержание обязательства меня обязывает, а моя подпись под ним, то, что я единожды признал, подписал данное признание» (М.М. Бахтин. К философии поступка // Философия и социология науки и техники. Ежегодник: 1984—1985. М., 1986. С. 111.

6. См. об этом, например: Sidney Lee. Shakespeare's handwriting: facsimiles of the five authentic autograph signature of the poet. Smith, Elder. 1899. Chambers, Edmund K., William Shakespeare — A Study of facts and Problems. Oxford: At the Clarendon Press, 1930, Vol. II, p. 175: Tannenbaum, Samuel A. Problems in Shakspere's Penmanship. New York, 1966; Robert Detobel. The Shakespeare "Signatures" Deconstructed. (http://www.shakespearefellowship.org/virtualclassroom/stateofdebate/detobel%20signatures.htm#_ftn2)

7. См. большой цифровой архив документов Эдуарда Де Вера на сайте Нины Грин: http://www.oxford-shakespeare.com/

8. Автор статьи благодарит Библиотеку Университета Майями (США) за предоставленную возможность воспользоваться цифровой коллекцией первых четырех Фолио Шекспира. Под каждой страницей Первого или Второго Фолио, приведенной ниже в качестве иллюстрации, следует читать: Image provided by Miami University Libraries. Oxford, OH © Miami University. All rights reserved.

9. Или можно сделать еще одну перестановку в euersall: первую букву передвинуть на три знака вперед, тогда автор получится без имени, но с точной, до немого «е» фамилией ueresall = Uere's all. Так, возможно, и изысканнее.

10. См. например, анализ посвящения к изданию сонетов 1609 года: М. Anderson. Shakespeare by Another Name. Gotham, 2005. P. 397—403.

11. См. например: William Thomas Lowndes. The Bibliographer's Manual of English Literature. W. Pickering, 1834. P. 1645.

12. См., например: Underwood Dudley. Numerology, or, What Pythagoras wrought. Cambridge University Press, 1997.

13. Однако именно так готическим шрифтом написано на фамильном гербе Оксфорда (De Uere).

14. Заметим, что лирический герой сонетов Шекспира, к которому эпитет «правильный» подходит меньше всего, не просто называет себя Уилл, но и обыгрывает внутреннюю форму этого сокращенного имени.

15. В английском языке нет слова speare, есть spere (архитектурная конструкция, играющая роль экрана, ширмы) и spear (копьё; копие для накалывания частиц в обряде евхаристии). Возможно, первоначальный вариант Shakespere — «раздвигающий занавес».

16. Чем он отличается по жанровым признакам от «Зимней сказки», например?

17. См. одно из последних утверждений по этому поводу: "The plays were 17 of the 18 published in Shakespeare's lifetime (Pericles was omitted — and Troilus and Cressida nearly was, with licence to include it only being obtained at the last minute, after the whole book had been printed off, which accounts for the absence of the play from the contents list)". Jonathan Bate. The case for the Folio, p. 7 (см: http://www. rscshakespeare.co.uk/pdfs/Case_for_Folio.pdf).

18. Приведем все-таки еще один потенциальный источник шифрования для Де Вера: Peter Bungus Numerorum Mysteria, Bergamo, 1584.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница