Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика

Предисловие

Вот уже добрый десяток лет, как я занимаюсь «Гамлетом» Шекспира. В 2003 году своей книгой «Шекспир. Гамлет. В поисках подлинника» я предоставил возможность нашим переводчикам глубже погрузиться в текст оригинала, впервые в России полностью опубликовав оба главных извода трагедии (Второе Кварто и Первое Фолио). А затем этой возможностью сам и воспользовался, переработав свой черновой сопроводительный перевод книги 2003 года в некий, хочется надеяться, эстетически завершенный вариант. Книга для Гамлет-серии, включающая этот перевод трагедии и его текстологические комментарии (примерно вдвое по объему увеличенные по сравнению с изданием 2003 года), вышла в свет в начале 2010 года.

Многолетняя переводческая и комментаторская работа вызывала закономерный интерес к личности автора «Гамлета», но, только освободившись от этой работы, я смог позволить себе удовлетворить этот интерес. Размышляя о творце шекспировского канона, с некоторыми исходными текстами которого мне приходилось иметь дело при переводе «Гамлета», я снова обратился к этому канону в целом, то есть изучил весь состав шекспировской драматургии в его классическом первом издании (Первое Фолио) 1623 года. И неожиданно довольно быстро обнаружил в нем несколько разнообразных подписей Эдуарда Де Вера, Семнадцатого графа Оксфорда, в том числе и ключевую в колонцифре последней страницы тома!

В результате окончательно оформилась эта книга о «Гамлете» и ее авторе (вернее найденном фактическом подтверждении прав на авторство Эдуарда Де Вера, публиковавшего свои произведения под псевдонимом «Шекспир»). После открытия, так сказать, формальных доказательств авторства Семнадцатого графа Оксфорда (а неформальных «доказательств» его авторства собрано за последние девяносто лет предостаточно) все результаты моих предыдущих исследований трагедии «Гамлет» как-то сразу получили подходящее освещение. Шекспир-гуманист, Шекспир — знаток античной литературы, Шекспир — полиглот и внимательный читатель всех итальянских и французских книг, отражающих последние достижения эпохи Ренессанса, такой Шекспир гораздо больше подходит для концепции «Горацио как реликт античного хора», созданной совместно с Г.Н. Шелогуровой (глава 4), и гораздо лучше сочетается с жанровым разнообразием и восходящим к античности генезисом «Трагедии Гамлета» (глава 3), не говоря уже о том, что таким Шекспиром гораздо проще объясняется глубинное влияние на эту трагедию Аристотеля с его принципиально важным для европейского менталитета членением времени (прошлое, настоящее, будущее) и осознанием кризисно-речевого характера его течения (глава 6).

Выражаю сердечную благодарность моим рецензентам — Александру Евгеньевичу Махову и Кириллу Александровичу Чекалову — чьи замечания и советы помогли мне сделать книгу лучше. Кроме того, я глубоко признателен за редактуру статей на английском языке Войцеху Кубиньскому (второй раздел книги) и Елизавете Уэллс (первый раздел). Никакие слова не смогут выразить мою благодарность Галине Николаевне Шелогуровой — моему неизменному соавтору и редактору.

Игорь Пешков, сентябрь 2010 года

  К оглавлению Следующая страница